Театр абсурда

7 670 подписчиков

Свежие комментарии

  • Андрей
    не вакцинируешься ,если нет противопоказаний-лечение полностью за свой счёт.Наивысший уровень...
  • Vyacheslav Tolmachev
    Статья - записки сумашедшего, чье состояние отягощено полнейшим незнанием технологии, которую он взялся описывать. Ви...Система распознав...
  • Александр Лисовский
    Статья по сути ни о чём. Смысл её не понятен . После каждого руководителя частично меняется система - это нормально ....После Сталина ССС...

Дневник «святого" Николая Романова. Но, боже мой, какая скука…

Дневник «святого" Николая Романова. Но, боже мой, какая скука…

Попались мне на глаза дневники последнего (точнее предпоследнего) русского государя-амператора, того самого, по поводу расстрела которого пролили реки крокодиловых слез. Того самого, при котором Рассея "невероятно расцвела", особенно в 1913-м году. Правда, через четыре года эта расцветшая Россия едва не исчезла, как сон, как утренний туман. Так вот, чем же был заполнен дневник «царя-мученика»? Благороднейшими мыслями? Бессмертными лозунгами? Конспектами знаменитых речей? Увы, увы…
Хватило и одного...
Хватило и одного...

Дневник Николая Голштейн-Готторпского (ошибочно именуемого Романовым) представляет собой самую банальнейшую, архискучнейшую обывательскую писанину, по сравнению с которой ширпотреб какой-нибудь Донцовой зайдет на ура. Я прочитал царские дневники за пять лет: 1905, 1914, 1915, 1916 и 1917-й годы. Содержание можно выразить следующими словами:

гулял (катался на лодке), пил чай, читал, убил ворону (фазана) , погода жаркая (холодная), занимался (очевидно, государственными делами), играл в карты, пилил дрова (колол лед), были в церкви и т.д.

Всё? Всё! И вот эта словесная волынка тянется и тянется, подобно бразильско-мексиканской мыльной опере, которые у нас были так популярны в первой половине лихо-святых девяностых.

Ты помнишь, как всё начиналось?
Ты помнишь, как всё начиналось?

Даже важнейшие исторические события Николаем описываются совершенно походя, как что-то недостойное внимания. Например, Кровавое воскресенье:

«Тяжелый день! В Петербурге произошли серьезные беспорядки вследствие желания рабочих дойти до Зимнего дворца. Войска должны были стрелять в разных местах города, было много убитых и раненых. Господи, как больно и тяжело! Мамá приехала к нам из города прямо к обедне. Завтракали со всеми …»

На следующий день:

«Сегодня особых происшествий в городе не было. Были доклады. Завтракал дядя Алексей. Принял депутацию уральских казаков, приехавших с икрою. Гулял. Пили чай у Мамá…»

Ну, подумаешь, каких-то нищебродов, голытьбу питерскую постреляли. Бабы еще нарожают. А вот икорка свежая – это откладывать нельзя!

Хоть бы пармезана достала!
Хоть бы пармезана достала!

И начало Первой Мировой в дневнике описано мельком, как что-то обыденное:

«Погулял с детьми. В 6½ поехали ко всенощной. По возвращении оттуда узнали, что Германия нам объявила войну. Обедали: Ольга А[лександровна], Дмитрий и Иоанн (деж.)».

Какая-то Германия войну объявляет. Дело-то житейское, волноваться не стоит.

Фрекен Бок беременна? Я полетел...
Фрекен Бок беременна? Я полетел...

Правда Брусиловский прорыв царь описывал со страстью: вчера взяли столько-то австрийских пленных, сегодня столько-то и т.д. То, что Брусиловский прорыв был лишь крупным тактическим успехом, по факту ничего не давшим России, Николай не знал.

Февральская революция! Ну тут-то, наверное, в дневнике что-то особенное будет?

«Из ставки прислали проект манифеста. Вечером из Петрограда прибыли Гучков и Шульгин, с кот[орыми] я переговорил и передал им подписанный и переделанный манифест. В час ночи уехал из Пскова с тяжелым чувством пережитого. Кругом измена и трусость и обман!»

И на следующий день:

"Спал долго и крепко. Проснулся далеко за Двинском. День стоял солнечный и морозный".

Манифест об отречении? Забудь и спи.
Манифест об отречении? Забудь и спи.

Ну и как не «морально пнуть» взбунтовавшийся народец:

«За границей сегодня 1-е мая, поэтому наши болваны решили отпраздновать этот день шествиями по улицам с хорами музыки и красными флагами».

Через год с небольшим «наши болваны» пригласили нашего умника прогуляться в небольшой подвальчик.

В общем, царские дневники неплохо раскрывают царскую личность: средненький обыватель с самыми простенькими обывательскими интересами. Дневник можно открыть на любом месте – от этого вы ничего не упустите. Читать его, это всё равно, что смотреть новости по современному россиянскому зомбо-тв: мы преодолели, доллар почти загнулся, украинские депутаты подрались, растет экономика и т.д.

PS . Для сравнения почитайте дневник Зои Космодемьянской. Советская школьница писала интереснее, чем царь, получивший блестящее образование.

Не за булочку...
Не за булочку...
Паренек из Сан-Франциско

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх