Театр абсурда

7 670 подписчиков

Свежие комментарии

  • Андрей
    и среди таких совков дебилов полно.Я думаю: Путин ус...
  • кузнецов владимир
    да и правильно. у них другой мир. хватит воевать с прошлымОтветы двадцати ч...
  • Марина Максимова
    Я вас поддержу. Убивать ни в чем неповинную тварь, для развлечения-скотство предпоследнего уровня. Дальше охота на л...Может ли запрет о...

На чьей стороне белорусская молодежь?

На чьей стороне белорусская молодежь?

Во время массовых протестов, захлестнувших Беларусь после прошлогодних президентских выборов, общим стало утверждение о том, что белорусская власть проиграла молодежь

Из этого традиционно делается вывод, что у такой власти нет будущего, ведь именно нынешняя молодежь определяет это будущее. Аналитический портал RuBaltic.Ru разобрался, насколько оправдан такой подход и действительно ли большинство белорусской молодежи восстало против правящего режима.

Власть и молодежь: вечный сюжет

Ставка на молодежь и утверждение, что она отвернулась от власти — отличительная черта далеко не только белорусских протестов. По большому счету, это вечный политический сюжет. Социальные особенности этой возрастной группы делают ее ударной силой любого протестного движения.

Молодые люди с избытком энергии, не обремененные социальными связями и обязательствами, не имеющие жизненного опыта и не набившие шишек, всегда склонны к радикализму, простым и быстрым решениям, которые им кажутся наиболее эффективными. Играет свою роль и вечный конфликт отцов и детей: молодежь склонна восставать против авторитета старших, которые «ничего не понимают» и «живут неправильно».

Государственная власть является, пожалуй, наиболее наглядным символом этого ненавистного молодежи «деспотизма» старших поколений, поэтому социально активные молодые люди с готовностью пополняют ряды протестных организаций и движений и выходят на улицы при первом удобном случае.

Влияние молодежных протестных движений на политику может быть различным, и многое зависит как от удельной доли молодежи в демографическом балансе населения, так и от способности экономики государства «переварить» и социализировать молодежь. Так, в странах с быстрорастущим населением, где удельная доля младших возрастных групп велика, а структура экономики оказывается не в состоянии «переварить» эту демографическую лавину, последствия политического активизма молодежи могут быть поистине разрушительными, а сама молодежь, не имея возможности реализоваться в легальном пространстве, активно пополняет ряды разнообразных радикальных группировок.

В странах с низкой рождаемостью и стареющим населением доля молодежи значительно ниже, и ее гораздо проще социализировать и интегрировать (или, как вариант, выдавить в эмиграцию), поэтому вспышки уличной активности редко оказываются чем-то большим, чем просто выпусканием пара.

Что из себя представляет белорусская молодежь?

Беларусь относится ко второму типу стран: население республики стареет и устойчиво сокращается с 1993 года, рождаемость низка, а современная белорусская молодежь — это люди, родившиеся во второй половине 1990-х — первой половине 2000-х годов, в период, пожалуй, самой глубокой демографической ямы.

Немногочисленность нынешнего поколения белорусской молодежи — одна из причин, почему ставка на нее как на ударную силу протеста в конечном счете не сработала.

Современная белорусская молодежь — в основном городская и социально благополучная и в силу этого не готовая идти на серьезные риски и жертвы. Она была склонна участвовать в протесте как в увлекательном карнавальном действе, но как только протестная активность оказалась сопряжена с серьезной угрозой, участие молодежи в ней быстро пошло на спад.

Именно поэтому, в частности, так и не удалось организовать общенациональную студенческую забастовку, хотя в сентябре белорусская оппозиция возлагала на нее серьезные надежды.

Эти особенности белорусской молодежи сыграли в интересах действующей власти и в значительной степени компенсировали провалы ее молодежной политики, которая остается крайне консервативной, неповоротливой и во многом воспроизводящей шаблоны позднесоветского периода.

Как следствие, все социальные активности, отвечающие запросам современной молодежи, оказывались в руках преимущественно оппозиционных структур, что, однако, не смогло мобилизовать молодежь на жесткое противостояние с властью.

Проиграна ли битва за умы?

Безусловно, неготовность белорусской молодежи идти на жесткую конфронтацию с режимом можно считать тактическим успехом последнего. Однако не является ли это одновременно и стратегическим проигрышем в битве за умы? Ведь пассивное неприятие действующей власти среди молодежи никуда не исчезло, а жесткие действия белорусских силовиков его только усугубили.

Нужно понимать, что задача овладеть умами молодежи перед белорусской властью, по большому счету, не стоит — достаточно просто переждать «бунтарский» возраст, когда нынешняя молодежь перейдет в старшие возрастные категории, менее склонные к нонконформизму и радикализму.

Режим Лукашенко никогда не умел работать с молодежью, и его методы молодежной политики остаются практически неизменными уже четверть века. Молодежь под бело-красно-белыми флагами выходит на улицы далеко не первый раз, однако это как-то принципиально не влияет на устойчивость режима.

Более того, из рядов этой самой молодежи вполне успешно рекрутируются кадры для государственного аппарата, и ситуация, когда вчерашний «змагар» через несколько лет оказывается в кресле государственного чиновника, отнюдь не редка.

Учитывая «многовекторный» характер белорусской внутренней и внешней политики, для людей прозападно-националистических взглядов место в структурах власти всегда найдется — в белорусском МИД и обслуживающих его экспертных площадках, в учреждениях культуры и образования и тому подобном.

Нельзя забывать и о том, что далеко не вся белорусская молодежь протестно настроена. Протестный сегмент наиболее активный и шумный, отчего создается иллюзия тотальной политизации молодежи. Однако, как и в любом обществе, значительная часть белорусской молодежи — это аполитичное обывательское «болото», в принципе не склонное к активным формам гражданской активности.

Нельзя списывать со счетов и молодых карьеристов, изначально ориентированных на карьеру в органах государственной власти. Для этой категории роль социального лифта уже много лет успешно исполняет «комсомол» — Белорусский республиканский союз молодежи, являющийся давним объектом насмешек и злословия в оппозиционной тусовке.

Многие молодежные активисты из оппозиционной среды со временем «монетизируют» свою оппозиционность, используя ее как трамплин для эмиграции в страны Запада, где они подвизаются на почве «продвижения демократии» и предпочитают любить Беларусь издалека.

Эмиграция нелояльных элементов — весьма эффективный способ снятия социального напряжения в Беларуси, благо обширный европейский рынок, готовый принять белорусских эмигрантов, совсем рядом.

Так что белорусский режим пережил уже не одно поколение протестной молодежи, этот вызов для него отнюдь не нов, и он давно научился с ним справляться.

Всеволод Шимов

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх