Театр абсурда

7 556 подписчиков

Свежие комментарии

  • Lora Некрасова
    А что тут спорить? Каждая страна называет другую страну по-своему. Немцы называют свою страну Дойчланд, а мы их - Гер...«Правильно будет ...
  • Николай Зайчиков
    А ты уверена . что это правда и о каких пересчетах голосов автор тут пишет , если все бюллетени после выборов были ун...По подсчётам оппо...
  • Амфибрахий Дактилев
    Не надо ничего усложнять. Статья за это есть. А побегут при задержании - стрелять.Белорусские оппы ...

Тихановская ждет, что Путин ей позвонит

Тихановская ждет, что Путин ей позвонит

Почему некоторые политические деятели самоутверждаются за счет российского президента

Тихановская ждет, что Путин ей позвонит

Экс-кандидат в президенты Белоруссии Светлана Тихановская, которая буквально на днях в интервью французской газете Le Monde призналась, что для переговоров белорусской оппозиции с Москвой «время не пришло», вдруг неожиданно возжелала пообщаться с президентом России. В чем причина такой резкой перемены позиции, неизвестно.

О готовности к диалогу с Владимиром Путиным соперница Александра Лукашенкозаявила немецкому изданию Deutsche Welle.

По словам Тихановской, с ней уже созванивались «лидеры сильных стран». Поэтому она сможет «найти слова» для разговора с главой российского государства, если он выйдет с ней на связь. Пока этого не случилось.

Однако Тихановская не единственная, кто в эти дни рассчитывает привлечь внимание российского лидера. Ее тезка, писательница Светлана Алексиевич, с некоторых пор впавшая в болезненную русофобию, тоже вспомнила о президенте России и даже предложила привлечь его в качестве «посредника» для оказания влияния на Лукашенко.

Все это она заявила в среду на выходе из Следственного комитета Белоруссии, куда ее приглашали для беседы, как активистку Координационного совета оппозиции, члены которого проходят по уголовному делу о «захвате власти».

Кстати, сам Лукашенко с момента начала уличных акций тоже звонил Путину уже раз пять. Хотя за весь прошлый год президенты общались между собой по телефону всего три раза.

Но больше всех удивил, конечно, украинский лидер Владимир Зеленский, который, давая недавно интервью телеканалу Euronews, гордо заявил, что не боится прямого диалога с российским руководителем, если «результаты этих переговоров могут помочь приблизиться к прекращению войны».

А ведь Зеленскому хорошо известна позиция Путина, что говорить он должен, в первую очередь, с руководством Народных республик, если, действительно, заинтересован в наступлении мира в Донбассе. Но как раз этого диалога президент Украины боится, поэтому продолжает жонглировать пустыми обещаниями и строить из себя политического тяжеловеса.

В целом же создается впечатление, что все эти люди за счет российского президента просто стараются поднять самооценку, чтобы выглядеть значительней и уверенней в глазах окружающих. Поскольку собственных качеств, опыта и знаний у них для этого недостает.

— Подобная риторика со стороны Тихановской и Алексиевич, мне кажется, означает, конечно, их самоощущение, прежде всего, — комментирует ситуацию член Совета по межнациональным отношениям при президенте РФ Богдан Безпалько. — Эти люди ощущают себя сейчас на гребне волны. Ощущают лидерами протеста, который, по их мнению, сместит Лукашенко.

Отчасти, это совершенно справедливое самоощущение. Хотя и не вполне закономерное. Потому что на месте Тихановской, скорее, должен был бы быть Бабарико или Цепкало— люди, которых с полным основанием можно назвать достаточно крупными политическими фигурами, готовыми возглавить Белоруссию.

Тихановская оказалась на гребне этой волны совершенно случайно. Только потому, что всех других альтернативных кандидатов Александр Григорьевич просто убрал с политического поля. Как и мужа Тихановской, которого до сих пор держат в СИЗО.

Поэтому единственным альтернативным кандидатом, за которого могли проголосовать разочаровавшиеся в Лукашенко граждане Белоруссии, оказалась сама Светлана Тихановская.

Конечно, ей не достает опыта, знаний, не достает даже умения говорить. Но она оказалась на этом месте, так или иначе.

Очевидно, понимая взаимозависимость России и Белоруссии, она и апеллирует к Владимиру Путину, как к человеку, который обладает несоизмеримо большим политическим капиталом и, естественно, является политиком мирового уровня.

То есть, на мой взгляд, отчасти, это отражение того положения, в котором оказалась Тихановская в качестве случайного лидера протеста. А с другой стороны, это желание еще более повысить свой статус — пусть хотя бы формально, но уравняв себя с президентом России.

Безусловно, апелляция к президенту России вполне адекватна и справедлива. Действительно, наша страна, наш политический лидер вполне могли бы помочь урегулировать ситуацию в Белоруссии.

И для того, чтобы, соответственно, повысить свой статус еще больше такие люди как Светлана Тихановская постоянно апеллируют к руководству нашей страны.

«СП»: — Она сказала, что найдет слова, чтобы пообщаться с президентом России. Но, судя по тому, что она говорит в своих многочисленных интервью, с подбором нужных слов у нее что-то не очень получается…

— Все же следует отметить, что Тихановская, оказавшись лидером протеста случайно, заслуживает уважения. Она выдержала колоссальное давление, не отступилась и приняла участие в выборах.

Но она подвержена влиянию. То есть, действительно, делает заявления, которые зачастую противоречат друг другу. То призывает снизить протесты, то — бороться до конца. То выступает с нейтральных позиций, то вдруг — с прозападных. Рядом с ней начинают появляться разного рода подозрительные личности, вроде Бернара-Анри Леви, позиция которых нам как раз хорошо известна.

То есть, Тихановская сейчас, это как чистый лист бумаги, на котором каждый старается написать то, что он хочет увидеть. Мы же еще ничего не пишем.

В том числе и потому, что Тихановская не обладает какими-либо масштабными ресурсами. За ней — кроме протестной активности — нет ничего. Нет партии (или партий), нет каких-то старых мощных общественных организаций — международных или чисто белорусских.

За Тихановской не стоят финансово-промышленные или банковские группы. Она пока всего лишь лидер протеста, к тому же еще, в изгнании.

Поэтому, с какой стати с ней говорить?

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх