Театр абсурда

7 660 подписчиков

Свежие комментарии

  • Любовь Малова
    Ну блин,а где же эти законы были раньше то? Или пока не клюнул жареный петух,никто не чесался?Упустили целое поколение.Новые антимайданн...
  • анатолий андреев
    Давно пора перестать спасать чужих! Надо заняться своим народом! А армян пусть спасают турки - ОНИ РЯДОМ!!«Сука Лавров» — т...
  • вячеслав рюмин
    Что-то хачики совсем распоясались. Однако никаких мер, в первую очередь, от правоохранителей не принимается. Все это ...«Сука Лавров» — т...

Как укрупнить регионы России

Вице-премьер Марат Хуснуллин — первый из крупных чиновников правительства, кто признал необходимость укрупнения регионов (правда, только в виде частного мнения). 

"Я считаю, что нам 85 регионов не нужно. Я Еврейской автономной областью не хочу заниматься - не хочу с точки зрения трудозатрат. <...> Или Курган. Почему курганцы должны жить хуже тюменцев, а живут они в 190 км друг от друга? У одних есть нефтяные доходы, у других - нет".

Укрупнение регионов в России напрашивается давно: минусов от мелко нарезанных земель (особенно в ЦФО) гораздо больше, чем плюсов. Невозможно эффективно управлять такой огромной территорией, разграниченной на 85 субъектов кардинально разных размеров и форматов. Федеральные округа позволили стянуть их в единый пучок, выстроив вертикаль «регионы – центр», но они ограничились согласующей ролью, в то время как необходима полноценная система взаимодействия равных по значению и потенциалу макрорегионов.

Но делать это надо исходя не из-за сугубо экономической целесообразности, а из логики территориального развития и совершенствования госуправления. Укрупнение административно-территориального деления не самоцель – оно призвано стать инструментом решения сразу нескольких задач.

С одной стороны, учитывать культурно-исторические особенности регионов, с другой – формировать потенциально равнозначные социально-экономические и гражданские условия для развития. С одной стороны – давать ощущение малой родины (без акцента на этническую особенность), с другой – чувство принадлежности к огромной неделимой стране. 

Кроме того, чрезвычайно важно наконец-то отойти от этнической доминанты, которую постоянно используют для провоцирования сепаратизма. Этнические автономии должны быть превращены в культурные (к примеру, Адыгея, Тыва, Бурятия). Некоторые национальные республики и автономные округа вообще выглядят странными, учитывая их состав. 

Так, в Республике Адыгея из менее чем полумиллиона населения 70% составляют русские – и зачем ему субъектность, не совсем понятно. Адыгейцам, прекрасному малому народу, давно обрусевшему, вполне достаточно сохранить культурную автономию. Похожая ситуация в Бурятии – из почти миллиона местных жителей этнических бурятов 20%. 

Что касается Кавказа, то большинство этнических названий необходимо сохранить (но с переходом из статуса республик в земства), однако само обособленное положение региона должно остаться в прошлом. Как и в случае с Крымом, побывшим в переходный период отдельным федеральным округом, Кавказу необходимо завершить переход из эксклюзивного региона и стать частью большого Южнорусского края.

Три года назад я предложил вариант административно-территориального укрупнения России: 8–9 макрорегионов (край), включающих 3–5 губерний, которые, в свою очередь, состоят из нескольких земель.

В целом, необходимо 4-уровневое измерение: община как первичный (или даже нулевой) уровень – земли как объединение общин (вместо областей) – губерния как совокупность земель – край как совокупность губерний (уровень перед общегосударственным).

Общины как первичное звено региональной структуры могут быть совершенно разными (их как раз не надо сильно стандартизировать), главная черта и качество – это самоорганизация живущих друг с другом граждан, чувство ответственности за ближнего. Собственно, это и не власть как таковая. Община – это самоорганизация на местах, она возможна там, где хотя бы каждый второй знает друг друга в лицо или слышал о нём, когда каждый держит ответ перед каждым и всеми. Жители общины могут формировать некие исполнительные органы (Советы), которые следят за порядком, проводят в жизнь общегосударственные и региональные решения, формулируют инициативы для вертикали власти и делегируют туда своих представителей.

Земли, в свою очередь, уже формируют полноценные органы самоуправления (Земства) и выбирают туда лучших представителей общин (Советов) из социально-значимых профессиональных групп – врачей, учителей, инженеров, строителей, работников сельхозпредприятий, бизнесменов и пр. В полномочия Земств входят вопросы регионального значения, взаимодействие с вертикалью власти, соорганизация и софинансирование региональных и федеральных программ, а также контроль за исполнением поставленных государственных задач. Лучшие из Земств участвуют в управленческой деятельности на уровне губернии (постоянно) и края (Съезды).

В губернии работает представительный орган Земств, тесно взаимодействующий с губернской законодательной властью (или даже будучи его частью), избираемой на выборах, и губернатором, назначенным главой края при согласовании с земствами. Глава края назначается главой государства и отвечает за работу губернатора и Земств, обладая полными правами по реализации воли главы государства. В то же время Земства могут напрямую вносить предложения главе края (Съезды) и следить за их реализацией губернатором.

Таким образом, получается многоуровневая, прозрачная и взаимозависимая цепочка ответственных друг перед другом представителей региональных властей, каждый из которых обладает реальными полномочиями и функциями, но не имеет монополии в региональной власти. Самыми уязвимыми в этой административной системе являются губернаторы, которые попадают между молотом (главой государства и его уполномоченным главой края) и наковальней (народом в лице Земств и Советов).

Если конкретно, можно сделать так:

- Среднерусский край с центром в Москве, состоящий из Черноземной (Воронеж), Столичной, Владимиро-Ярославской и Брянско-Смоленской губерний;

- Балтийский край с центром в Петрограде, состоящий из Петроградской, Новгородской, Калининградской губерний;

- Южнорусский край (Ростов-на-Дону) – из Кавказской (Кисловодск), Каспийской (Астрахань), Причерноморской (Краснодар), Азовской губерний, Крыма и Севастополя;

- Приволжский край (Самара) – из Верхневолжской (Нижний Новгород), Волжской, Вятско-Камской (Ижевск), Казанской и др. губерний;

- Уральский край (Екатеринбург) – из Южноуральской и Североуральской (Нижний Тагил) губерний;

— Западная Сибирь (Омск или Новосибирск) – из Тюменьской, Новосибирской, Омской, Алтайской (Барнаул) и др. губерний;

- Восточная Сибирь (Красноярск) – из Красноярской, Иркутской, Забайкальской губерний;

- Приморский край (Владивосток) – из Хабаровской, Амурской (Хабаровск), Магаданской, Охотской губерний (Петропавловск-Камчатский);

- Арктический край (Архангельск) – Западная Арктика, Центральная Арктика (Норильск), Восточная Арктика (Якутск).

Безусловно, идеальных схем не бывает ни в какой сфере деятельности, в том числе и в административно-территориальном управлении – в любой структуре найдутся проблемные узлы, противоречия и лагуны для коррупционеров. Однако укрупнение субъектов при сочетании жёсткой централизации с поддержкой инициативы граждан позволит свести недостатки регионального госуправления к минимуму и решит многие проблемы современной федерации. 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх