Театр абсурда

7 641 подписчик

Свежие комментарии

Известные люди о памятнике Ф.Э. Дзержинскому на Лубянке

Известные люди о памятнике Ф.Э. Дзержинскому на Лубянке

Восстановления памятника ЖЕЛЕЗНОМУ ФЕЛИКСУ, которого воспевала писатель буквами Алексиевич – тема записей в моей ленте Фейсбука.

Известные люди о памятнике Ф.Э. Дзержинскому на Лубянке

Сценарист Елена Райская:

Я не знаю, не понимаю и не чувствую, надо возвращать памятник Дзержинскому на Лубянку или не надо. Я только помню, как в августе 1991-ого стояла в толпе победивших, будучи её частью, как толпа орала, и я - вместе с ней, приветствуя смельчаков-альпинистов, забравшихся на плечи железному Феликсу. Потом подъехал какой-то агрегат, памятник обвязали верёвками, подцепили крюком и - он поднялся с постамента, поплыл в воздухе, а в какой-то момент вдруг клюнул носом, словно решил самоубиться об асфальт. Это был тот самый момент, когда я перестала орать и ликовать - сердце сжалось. Не от любви к Феликсу - от ощущения пустоты и дикости победы над мёртвым, который не может ответить, победы над собственным прошлым, которое всё равно останется таким, каким было, победы над чем-то человеческим в себе, которое поглотила толпа...

В общем, лично я не знаю, надо ли возвращать Дзержинского на Лубянскую площадь. Но будь я памятником Феликсу, я бы ни за что не захотела вернуться туда, где меня оплевала ревущая толпа.

Известные люди о памятнике Ф.Э. Дзержинскому на Лубянке

Музыкант и блогер Юрий Лоза:

Мне кажется, всех нас держат за дураков.

Если кому-то вздумалось заполнить центр Лубянской площади, то почему мы должны выбирать всего из двух вариантов – памятник Феликсу Дзержинскому или памятник Александру Невскому? Любому здравомыслящему человеку понятно, что ни один вариант не подходит по определению. Хотя бы потому, что противников у каждого будет слишком много, чтобы их игнорировать. Памятник «железному» Феликсу был воздвигнут не просто так, он олицетворял мощь конторы (ОГПУ-НКВД-НКГБ-МГБ-КГБ СССР), главное здание которой находилось за его спиной. Но сейчас в стране декларируется демократия, стало быть, возвеличивание прежних институтов подавления инакомыслия просто неуместно. Александра Невского никто в лицо не видел, а значит, его отображение в камне обязательно будет схематичным – нечто плакатное и по-советски монументальное (сдвинутые брови, косая сажень в плечах, меч-кладенец и т. д.). Кстати, почему именно этот исторический персонаж, а не, допустим, Евпатий Коловрат, Ярополк или Ослябя?

По мне, так лучше оставить всё как есть, или вернуть на площадь оригинальный фонтан, который украшал её с незапамятных времён. Я читал, что он до сих пор где-то хранится и вполне нормально выглядит.

Известные люди о памятнике Ф.Э. Дзержинскому на Лубянке

Писатель и политик Захар Прилепин:

Мой старший товарищ по литературному ремеслу, замечательный русский писатель и замечательный человек Евгений Анатольевич Попов спрашивает: зачем я (далеко не только я) затеял всю эту историю с Дзержинским, неужели я желаю нового витка Гражданской войны.

Отвечаю. Нет, конечно, я хочу гражданского мира и нормальной работы гражданского общества. Гражданской войны желает, скажем, господин Венедиктов, который инициировал "конкурс", где Дзержинский вынужден сражаться почему-то с Александром Невским, словно Лубянская площадь - это Чудское озеро. В то время, как нормальным был бы опрос с двумя вариантами:

"Вы за восстановленный памятник Дзержинскому?" "Вы против восстановления памятника Дзержинскому?"

В любом случае, мы живём в демократическом обществе (я не иронизирую), и это общество имеет право на реализацию своих представлений о необходимых ему памятниках, о памяти, как таковой, о достойном и чуждом в национальной истории.

Я не высказывался против возведения памятника Колчаку. Такой памятник есть, и, не разделяя выбора Колчака в 1918 году (и некоторых методов Колчака, как и многие его современники не отличавшегося гуманизмом), я осознанно принял право на возведение этого памятника. И, уверен, Евгений Анатольевич Попов не выступал против установления этого памятника, даже учитывая угрозу нового витка Гражданской войны (которой, впрочем, не случилось и тогда).

В России снят и с помпой прошёл панегирический (и не вполне историчный) фильм о Колчаке; равно как ряд фильмов и сериалов о других деятелях Белого движения. Одновременно в России сняли примерно тонну фильмов и сериалов про садистов и маниаков из ЧК-ГПУ-НКВД-Красной армии; а так же о работе Ленина на немецкую разведку, которые шли в прайм-тайм на центральных каналах. И это также не считается элементом Гражданской войны, хотя вызывает безусловное раздражение серьёзной части нашего общества.

Наконец, в России существует, открыт и работает "Ельцин-центр", с которым, так или иначе, мирится значительная часть общества, чуть иначе расценивающая деятельность Б.Н.Ельцина, чем это преподносится в самом "Ельцин-центре".

Думаю, не надо объяснять, что символическое значение "Ельцин-центра" (символа разрушения советской системы) - в целом соразмерно символическому значению памятника Дзержинскому (символа становления советской системы).

Кажется, мы вправе спросить: отчего всё-таки виновниками якобы начинающейся (уверен, что она не начнётся) Гражданской войны должна считать себя только одна сторона? Почему другая сторона себя таковой даже не собирается считать?

И самое главное.

Дорогой, уважаемый, замечательный Евгений Анатольевич.

В русской литературе сосуществуют в пределах одних антологий и одних учебников Горький и Бунин, Мережковский и Маяковский, Шмелёв и Шолохов, Туроверов и Есенин, а также Катаев и Газданов - кстати, участники Гражданской войны, стрелявшие в своих противников и участвовавшие в кровавой распре, как солдаты. Между ними, как мы с вами знаем, давно прекращена Гражданская война. Они - часть нашего национального сознания, нашей истории, нашей веры и нашей правды.

И если единение в пределах русской словесности возможно - то, думаю, оно возможно и в пределах русской истории.

В России есть памятники Петру Великому и Степану Разину. Есть памятники Шамилю и Ермолову. Есть памятники Александру Суворову и Салавату Юлаеву. Они не вызывают у большинства населения России никаких вопросов. Это признак - гражданского общества, веротерпимости, мужества и равновесия общества.

Я спокойно вижу в этом ряду - Дзержинского, - равно как и Колчака. Равно как и находящийся в непосредственной близости от возможного памятника Дзержинскому Соловецкий камень.

Если мы преодолеем этот рубеж - у нас появится пространство для дальнейшего развития и становления иных гражданских институтов.

Отказавшись от этого решения, мы всего лишь отложим тот день, когда справедливость будет восстановлена. Потому что мы не можем игнорировать мнение огромной части жителей нашей с вами страны. Мнение нашего с вами народа.

Тем более, положа руку на сердце, надо признать, что фигура Дзержинского сегодня, пожалуй, даже более значима для жителей нашей страны, чем фигуры Ельцина или того же Колчака. И точно не уступает в известности другому видному и важному деятелю - Петру Столыпину, которому также имеется памятник в Москве.

И если мы это знаем - к чему закрывать на это глаза? Мы дали людям демократические институты, заплатив за их существование, на мой вкус, аномальную цену. Но это просто издевательство какое-то - разрушить во имя демократии колоссальную страну - а демократическими институтами не пользоваться.

Больше демократии, друзья мои. Больше доверия русским людям. Они справятся со своей, с нашей историей.

Известные люди о памятнике Ф.Э. Дзержинскому на Лубянке

Публицист Дмитрий Ольшанский:

В истории с памятником на Лубянке плохо примерно все. Нет, даже не то слово - плохо. Ужасно. И сама история этой несчастной, изуродованной площади, где советские снесли всю ее пленительную красоту: древнюю, ценнейшую Гребневскую церковь (на ее месте страшная коробка КГБ), Введенскую церковь (на ее месте пустота, а в глубине того двора растопырился Воровский), часовню великомученика Пантелеймона (вместо нее - гнусный ТЦ "Наутилус"), храм Владимирской Божьей Матери (пустота), башню и стены Китай-города (пустота), - а еще опоганили здание страхового общества "Россия", точнее, два здания, которые они соединили в одно свое совтапо, убрав с него весь декор и перестроив в обычную для них серость. Есть и другие потери - да, и это еще не все, - но это главное.

И собственно Феликс - художественно скорее неплохой на фоне нынешних Калашниковых, и даже имевший в 1958 году какой-то внутрикоммунистический гуманный смысл ("социализм с человеческим лицом" вместо нечеловеческих Кобуловых-Абакумовых), но теперь совершенно безнадежный, однозначно оскорбительный и вообще однозначный: символ террора, памятник игиловцу польского происхождения, отвечавшему в России за массовые убийства невинных людей по факту их неправильной классовой принадлежности. Даже в случае Лаврентия можно хоть что-то сказать оправдательное в порядке дискуссии: были же репрессивные послабления 1939 и 1953 года с его приходом. Но этого пана-террориста уже никак не отмыть.

И толпы горемычных пенсионеров, которым с 1995 года 24 часа в сутки льют в уши неосоветскую пропаганду, и которые все бормочут что-то про "детей-беспризорников" ("товарищ Гиммлер! Дети!"). Эти, в сущности, неплохие, но беспросветно невежественные люди просто не в состоянии понять, что такое массовые убийства заложников под руководством очередного Джихади Джона, и как это выглядело бы, если бы такое сделали с ними, с их близкими, - ведь СССР для них это блаженное детство в 1973 году, пионерский галстук, мороженое, песни Шульженко с Бернесом, ну и картинки с Гагариным и ракетой, а все остальное - в неинтересном архивном тумане. Государство за четверть века не сделало ничего, чтобы хоть что-то до них донести, вот они и кормятся великими идеями типа "троцкисты по приказу Ротшильда хотели разрушить нашу империю, но великий Сталин отстоял независимость страны!" (sale, nice price 1 руб. 99 коп.)

И Александр Невский - хороший, во всех отношениях уважаемый образ седой старины, - которого, однако, никто не сможет сейчас качественно сочинить, скульпторов нету, и который ну никакого решительно отношения не имеет к Лубянке, не соотносится с топографическим смыслом мемориальной культуры, но за которого нам всем - умственно потерпевших с Гиммлером и беспризорниками выводим за скобки, - придется выступить, ну просто чтобы не было камбэка пана Чикатило.

И, конечно же, поведение власти.

Вместо того, чтобы давно уже решить проблему Лубянки единственно правильным образом - вывести оттуда вредное производство и превратить этот страшный квартал в огромный музей жертв большевистского террора, - она не только культивирует историческую непрерывность тайной полиции (ладно, привыкли), но еще и устраивает непотребное политтехнологическое шоу, то ли для того, чтобы отвлечь внимание от гражданина из Берлина (цинично, но понятно), то ли чтобы в самом деле поставить обратно Джека Эдмундовича Потрошителя (это совсем скверно).

Остается только сказать ей:

Дорогая власть!

Этим похабным цирком ты оскорбляешь вовсе не вечных борцов с режимом. Им все равно. Более того, им даже отчасти приятно, что происходит такое саморазоблачение ("мы любим Чикатило, йе-йе!" - "спасибо, что и требовалось доказать!").

Ты оскорбляешь более чем умеренных, сдержанных, лояльных и консервативных людей - православных, например, - которые, однако, не готовы к уравниванию современной России с ВЧК-лэндом 1918 года.

И чем больше будет этого ВЧК-лэнда - тем больше аргументов окажется у Нава.. то есть, простите, у клуба любителей уже другой, западной гэбухи, рассказывающего нам, что тут нет никакой "нормальной страны", а есть репрессии и оправдание репрессий, так что жги-гуляй-ничего не жаль.

Зачем ты делаешь эту ненужную гадость, власть?

Еще не поздно остановиться.

Известные люди о памятнике Ф.Э. Дзержинскому на Лубянке

Писатель Михаил Липскеров:

Швыдкой топит за памятник Андропову. А, хули, Венгрия не считается, диссидентов гнобил, ну так они этого сами заслужили. А Андропов дешёвую водку выпустил! И если уж водку назвали его именем, так памятник он точно заслужил.

Известные люди о памятнике Ф.Э. Дзержинскому на Лубянке

Ведущая Анна Шафран:

Группа писателей, публицистов, блогеров инициировала письмо о возвращении памятника Дзержинскому на Лубянке.

Если честно, мне всегда было сложно понять, как любовь к России и русским у некоторых людей сочетается с почитанием палачей русского народа, к числу которых, безусловно, относится Дзержинский.

Впрочем, это моё мнение, и я никому его не навязываю. Считаю, что подобные дискуссии - возвращать памятник Дзержинскому или не возвращать, закапывать мумию Ленина, или не закапывать и так далее - создают в обществе напряжение, которого нам и без того достаточно.

Я понимаю, что, например, Захару Прилепину в этом году предстоят выборы, вот он и ищет своего избирателя. Пожалуйста, сколько угодно. С уважением отношусь к Захару. Но давайте обойдёмся без инициатив, которые заведомо не поддержит значительная часть людей по принципиальным причинам.

Известные люди о памятнике Ф.Э. Дзержинскому на Лубянке

Публицист Егор Холмогоров:

Дебаты вокруг Дзержинского - это, помимо всего прочего, постыдное харакири "патриотического сталинизма".

Когда сталинисты исходят на говно против Александра Невского, которого Сталин самолично разрешил и прославил, - последняя стадия вырождения и распада их идеологии.

Не говоря уж о том, что если бы самого товарища Сталина спросили кому бы он предпочел памятник на этом месте - Александру Невскому или Дзержинскому, то его ответ был бы очевиден.

"Дзержинский голосовал за Троцкого, не просто голосовал, а открыто Троцкого поддерживал при Ленине против Ленина. Вы это знаете? Он не был человеком, который мог бы оставаться пассивным в чем-либо. Это был очень активный троцкист, и все ГПУ он хотел поднять на защиту Троцкого".

Сталин. 1937.

Никакого сталинизма больше нет. Есть вылезший из мавзолейной плесени троцкизм-ленинизм.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх