Театр абсурда

7 559 подписчиков

Свежие комментарии

  • Николай Рудинский
    полная глупость Собянин развалит все что осталось на плавуСобянин. Хороший ...
  • Андрей
    думаешь ты ,авторша,жопой, впрочем, как обычно.Я думаю, глава го...
  • Lora Некрасова
    Создаётся впечатление, что прозападный политик Макей, скрывающий свою приверженность к Западу за лозунгом многовектор...Встреча Лаврова и...

"Все бои выиграны, уходит из боя последним. Но объяснить свои действия не может. Помнит только, что бьет врага".

"Все бои выиграны, уходит из боя последним. Но объяснить свои действия не может. Помнит только, что бьет врага".

"У немцев в эскадрах, похоже, одни фоны да бароны собрались, элита Люфтваффе", - рассказывал однажды переводчик после допросов сбитых фашистских асов. "Что мне фоны и бароны, я сам и хан, и султан!" - отшучивался Амет. Крымский татарин по матери, дагестанец по отцу и летчик-истребитель по призванию.

Войну Амет-Хан встретил 22 июня 1941 года - вылетев на разведку, обнаружил, что по мосту через реку Прут тянется колонна вражеской техники. Лето 41-го для наших летчиков было очень тяжелым. 25 июня полк, где служил Амет-Хан, вместе с аэродромом был уничтожен вражеским авианалетом прямо на земле. Но Султан выжил. И поклялся мстить за боевых товарищей.

В 1941 году орденами и тем более медалями награждали редко. И то, во множестве случаев - посмертно. Но Амет-Хан так освоился в пылающем небе, что уже в октябре 1941го получил орден Красного Знамени. Такая награда в то время однозначно свидетельствовала об огромном летном мастерстве пилота. Командование отмечало его не только как великолепного истребителя, но и как мастера воздушной разведки.

"Все бои выиграны, уходит из боя последним. Но объяснить свои действия не может. Помнит только, что бьет врага".

Амет-Хан одним из первых осовил тактику ночного боя. В мае 1942 года он едва не погиб, атакуя на ленд-лизовском "харрикейне" немецкий "юнкерс-88" на высоте почти семь километров над Ярославлем.

Немец попался опытный - пока Амет-Хан гонялся за ним, истратил все патроны. Но все-таки догнал, таранил, сбил и сам выпрыгнул с парашютом из горящего истребителя. На земле местные жители едва не приняли за немца - благо, на гимнастерке был орден Красного Знамени, так что все же поняли, что свой. А сбитые немецкие летчики (они тоже выпрыгнули из своего бомбардировщика и попали в плен) жаловались, что русский пилот сбил их "не по правилам" (как же, бомбили Варшаву, Париж, Лондон и целы были, а тут...). "Наше небо – наши правила", - сказал Амет-Хан, когда ему рассказали об этом. А Комитет обороны Ярославля наградил его именными часами, которые он потом носил всю жизнь.

Кстати, после сбития немецкого "юнкерса" Амет-Хан приехал в Ярославль и здесь на главной площади города вдруг увидел части фюзеляжа своего "недруга". Решив посмотреть на них поближе, он стал протискиваться сквозь толпу - и увидел, что люди, обступившие обломки "юнкерса", обсуждают газетную статью о подвиге летчика-истребителя Амет-Хана Султана. Страшно смутившись, наш герой поспешно покинул площадь, постаравшись сделать это неузнанным: невероятная отвага в бою тесно соседствовала у него с природной скромностью...

"Все бои выиграны, уходит из боя последним. Но объяснить свои действия не может. Помнит только, что бьет врага".

Во время Сталинградской битвы для завоевания господства в оздухе командующий 8-й воздушной армией Тимофей Тимофеевич Хрюкин решил сформировать особое авиационное подразделение, которое окрестили “полком асов”. Попал в него и Амет-Хан. К тому времени на его счету было пять сбитых вражеских самолетов. Кстати, сам он не вел счет сбитым самолетам и всегда смеялся, что найдутся счетоводы получше него. Поэтому, лишь получая первую Звезду Героя, в августе 43-го, Амет-Хан узнал, что совершил к тому моменту более трехсот пятидесяти боевых вылетов, провёл 79 боёв, и сбил 11 фашистских самолётов лично, а в составе боевой группы – 19 машин.

"Все бои выиграны, уходит из боя последним. Но объяснить свои действия не может. Помнит только, что бьет врага".

Амет-Хан Султан в 1945 г.

В 1944 году, когда наши войска пересекли государственную границу Советского Союза и стали освобождать восточноевропейские страны, на фюзеляжи самолетов разрешили наносить различные рисунки. Амет-Хан тотчас приказал изображать на фюзеляжах самолетов эскадрильи, которой он командовал, горных орлов. "Небо принадлежит орлам!" - говорил он. И правда - немцы боялись его "орлиную" эскадрилью как огня.

Очень интересна характеристика Амет-Хана, данная ему командованием: "С первого дня в войсках. Все бои выиграны, уходит из боя последним. Но объяснить свои действия не может. Помнит только, что бьет врага". Своеобразно, конечно, но как результат такого своеобразия - 603 боевых вылета за всю войну, и 30 вражеских самолетов, лично уничтоженных им в 130 воздушных сражениях. Вторую Золотую Звезду летчику вручили 29 июня 1945 года.

Слава русского оружия.

источник


"Все бои выиграны, уходит из боя последним. Но объяснить свои действия не может. Помнит только, что бьет врага".

"Все бои выиграны, уходит из боя последним. Но объяснить свои действия не может. Помнит только, что бьет врага".

"Все бои выиграны, уходит из боя последним. Но объяснить свои действия не может. Помнит только, что бьет врага".

"Все бои выиграны, уходит из боя последним. Но объяснить свои действия не может. Помнит только, что бьет врага".

 

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх