Театр абсурда

7 584 подписчика

Свежие комментарии

  • Алексей Солдатов23 января, 16:18
    Анальный чмоБерегите своих де...
  • Виктор Козодоев23 января, 13:42
    В России нет настоящих коммунистов, а есть сброд. Почитайте кто такой Коммунист по К Марксу. Сурайкин, вы что, наши к...Запуталась в комм...
  • Виктор Козодоев23 января, 13:36
    Лучше бы написали , как нам обустроить страну без Путина и его бандыКак нам обустроит...

Последний царь, Николай II, был одним из величайших и наиболее успешных лидеров, когда-либо существовавших в России

Последний царь, Николай II, был одним из величайших и наиболее успешных лидеров, когда-либо существовавших в России

"Получается, что эпоха Николая II внесла огромный вклад в русскую историю, и приписывать эти достижения самодержавной империи кому-либо, кроме императора, как минимум бесстыдно.

На протяжении всего его правления так называемое ”общественное мнение" вело информационную и политическую войну на уничтожение против императора. Этот узкий, но влиятельный слой общества категорически отказывался от любого другого варианта развития страны, кроме революции".

Последний царь, Николай II, был одним из величайших и наиболее успешных лидеров, когда-либо существовавших в России

Эта статья была впервые опубликована в июле 2018 года.

Автор - один из самых известных и популярных русских консервативных публицистов и историков. Он ведет еженедельное телешоу на консервативном русском христианском канале "Царьград ТВ". Анатолий Карлин написал статью в журнале Unz Review знакомящую англоговорящих с Холмогоровым:

На мой взгляд, Холмогоров просто лучший современный российский правый интеллигент. Он - реалист по советским достижениям, преступлениям и упущенным возможностям, отвергающий как советскую ностальгию, так и коленную Советофобию.
Он - нормальный, традиционный православный христианин, в отличие от мистического мракобесия Дугинизма. У него нет времени ни на либертарианство в колледже, ни на хипстерский национализм.

Первоначальное название этой статьи было "Николай II - царь нормальности".

Николай II: царь нормальности

Политический "курс" Николая II в нашей исторической памяти идет вверх. Раньше монархизм был ретроспективным и немного абстрактным: конечно, мы уважаем российскую историческую государственность в целом, православие, самодержавие, народность и все такое прочее, и, учитывая, что этот конкретный царь оказался последним и умер мученической смертью, мы будем уважать и его, принимая во внимание его многочисленные слабости.

Но в эти дни я все больше и больше ощущаю заметную личную симпатию к императору и его семье среди народа, идущую рука об руку с более уравновешенной оценкой его правления, постепенно освобождаясь от коммунистических и либеральных пропагандистских клише.

Оказывается, эпоха Николая II внесла огромный вклад в русскую историю, и приписывать эти достижения самодержавной империи кому бы то ни было, кроме императора, по меньшей мере бесстыдно.

Николай II становится для нас чем-то вроде исторического мема, своего рода антисталином. Чтобы правильно понять это, мы должны сначала разобраться с самим Сталиным.

Личность "кремлевского горца" воплощает идею крайних мер, принятых в экстремальную эпоху российской истории.

Как ни парадоксально, Сталина любят не столько за его достижения, сколько за его методы: расстрелы, тюремные заключения, депортации, гротескно расточительное использование человеческих ресурсов как в военное, так и в мирное время, обмен тысяч и миллионов человеческих жизней на процентные пункты индустриализации и километры продвижения по фронту.

Огромное количество людей считает, что "здесь иначе и быть не может". Или, еще более мазохистски, “с нами иначе нельзя".

Для доказательства этого тезиса они ссылаются на достижения сталинского социализма, такие как индустриализация и строительство военно-промышленного комплекса. СССР разгромил нацистскую Германию, а царизм проиграл первую мировую войну, не говоря уже о Русско-Японской войне (которую тоже выиграл Сталин). Мы превратились в сверхдержаву и отправились в космос.

"Это был царь, который запустил Гагарина в космос?" - спрашивает комментатор радиопередачи, где я выступал. Неважно, что ценой этого великого скачка вперед стали миллионы русских жизней, погибших в гражданской войне, три волны голода, раскулачивания, репрессий и сокрушительных поражений Второй мировой войны – ведь "с нами иначе нельзя.”

С царем во главе России не было необходимости становиться сверхдержавой, она была ею. Наша страна потеряла этот статус из-за революционной дезинтеграции.

И да, именно царь отправил Гагарина в космос. Русская реактивная артиллерия впервые была применена в 1870-х годах во время завоевания Средней Азии. Константин Циолковский опубликовал свои труды по ракетостроению в царствование Николая II. Наставник Сергея Королева Фридрих Цандер опубликовал свои первые исследования по межпланетным путешествиям в 1908 году. "Петля Кондратюка" оптимальная траектория полета на Луну - куда советам не удалось отправить человека, в отличие от США – была рассчитана в 1916 году Александром Шаргеем, студентом Санкт-Петербургского политехнического института, основанного при Николае II. Большинство отцов-основателей российской космической программы учились в политехнических колледжах, основанных царем.

Царь вовсе не проиграл Первую Мировую войну. Когда он был свергнут коалицией мятежников и заговорщиков, русские войска прочно обосновались на территории двух из трех неприятельских держав на своих фронтах. Даже временное правительство не проиграло Первую Мировую войну, несмотря на ползущее революционное вырождение, русская армия удерживала линию фронта в ожидании неизбежной победы Антанты, которая дала бы России ее законное место среди победителей.

Именно большевики проиграли Первую Мировую войну. Они распустили армию и подписали Брест-Литовский мирный договор, который позволил оккупировать всю Западную Россию и отодвинул наши границы обратно в 16-й век. Приписывать поражение большевиков царю столь же умно, сколь и цинично.

Ни в какой момент Первой мировой войны не было даже отдаленной перспективы захвата Москвы или Санкт-Петербурга. До прихода большевиков никто не мог себе представить, что немцы возьмут Киев и войдут в Крым; напротив, Севастополь должен был стать плацдармом для вторжения в Константинополь в 1917 году.

Хотя можно спорить о том, кто был истинным главнокомандующим русской армией в 1915-17 годах - царь или генерал Алексеев, нет сомнений в следующем. Царь понимал, что назначение сына кантониста на такую должность было бы невозможно в глубоко расслоенном русском обществе, поэтому он решил стать номинальным руководителем и дать расцвет военным талантам Алексеева. Генерал отплатил за это подлой неблагодарностью, но очень скоро понял, что без царя пост главнокомандующего перейдет к субалтерну Крыленко или товарищу Троцкому.

То же самое касается и Русско-Японской войны. Это был конфликт трех великих держав (Россия против Японии, подстрекаемая Великобританией). Россия воевала на отдаленном театре военных действий, считавшемся второстепенным, и едва избежала катастрофы благодаря Транссибирской железной дороге, построенной Александром III и Николаем II. Это огромный вопрос, как бы все обернулось без революционного удара в спину, учитывая огромные потери японцев.

В 1945 году Сталин пожинал плоды сокрушительной победы Америки над Японией и атомных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки. Война на Дальнем Востоке была реквизицией военных трофеев у уже побежденной империи. Если бы Красная Армия столкнулась с настоящим японским сопротивлением, те, кто победил Гитлера, также победили бы Хирохито, но мы заплатили бы тысячи жизней за эту геополитическую победу.

Нет никаких сомнений в том, что хитроумный поиск новых союзников и спекуляция на их достижениях были главным усилием сталинской дипломатии (щедро оплаченной русской кровью на Восточном фронте), но “победа в войне” с Японией не имела к этому никакого отношения.

Российская индустриализация шла с начала 1890-х годов (иначе откуда взялся рабочий класс, за которым ухаживали большевики?), и Россия была одной из самых быстрорастущих экономик на планете.

Сталинская индустриализация выглядела впечатляюще только в контексте разрушений, нанесенных России большевистской диктатурой и гражданской войной. В то время как царская индустриализация осуществлялась путем увеличения капиталоемкости промышленности и накопления трудосберегающих машин, сталинское “ноу-хау” состояло в снижении цены другого промышленного фактора - труда - почти до нуля.

Отсюда и методы принудительного труда в колхозах, ссыльных поселках и ГУЛАГах, напоминающие крепостное право или рабство. И наоборот, оборудование было в лучшем случае прошлогодним, сначала американским, неиспользованным во время Великой депрессии и купленным на зерно, выжатое из деревни (что привело к ужасному голоду), затем немецким, взятым в качестве военной добычи.

Россия имела свою собственную военную промышленность и была способна построить самолеты, разработанные Сикорским (быстро изгнанные из страны большевиками) и линкоры. В 1941 году главная оборона Ленинграда состояла из линкоров и форта Красная Горка, построенного при Николае II. Кроме того, Севастополь отбивался с помощью береговых батарей, спроектированных при царе, с батареей № 35, оснащенной пушечными лафетами из Полтавы, другого царского линкора.

Если бы не царское наследство, Ленинград пал бы, а Севастополь не продержался бы почти год.

Во время Великой Отечественной войны, благодаря усилиям Николая II, Россия быстро покончила с дефицитом боеприпасов (общим для всех воюющих сторон) и создала такие огромные запасы вооружения, что они, покрывали потребности большевиков во время Гражданской войны.

И наоборот, советская военная промышленность в предвоенные годы находилась в упадке. Несмотря на огромный перерасход людских ресурсов в эпоху “пятилетних планов", по состоянию на 22 июня 1941 г. на своего главного противника. Процитирую Алексея Исаева и Артема Драбкина, которых нельзя заподозрить в антисталинизме:

Оборудование и новейшие образцы вооружения, закупленные у немцев, оживили советскую военную промышленность. Например, самая массовая пушка Красной Армии, знаменитая "сорокапятка", на самом деле была модернизированным советскими конструкторами артиллерийским орудием Rheinmetall-Borsig AG. Авиационный двигатель М-17 был не более чем лицензированным мотором BMW VI… Немецкая техника использовалась для производства самого передового советского среднего танка-Т-34-76.

Ничто не говорит о том, что военная промышленность предполагаемой имперской России в 1941 году была бы слабее, чем у Советского Союза. Учитывая, что его ведущие инженеры не были бы сосланы, это было бы совсем наоборот: во время марша на Москву танки Гудериана могли столкнуться с вертолетами Сикорского, вооруженными противотанковыми ракетами "Цандер-Королев".

Также неясно, двигались бы вообще немецкие танки в направлении Москвы. Немецкие элиты, вероятно, предпочли бы более умеренных реваншистов, склоняющихся к сотрудничеству, а не к войне с Россией.

Если бы разразилась Вторая Мировая война, она имела бы совершенно другие условия и не была бы всепожирающим крестовым походом людоедов против России.

С каждым днем новых исследований становится все более очевидным, что все технические, геополитические, экономические и культурные достижения, заявленные советами для оправдания свержения монархии и революции, были бы достигнуты по меньшей мере в той же, если не в большей степени, если бы ход русской истории не был прерван революционной катастрофой.

Кроме того, нам не пришлось бы расплачиваться за эти достижения кровопролитием Гражданской войны, сепаратизмом приграничья, мясорубкой красного террора и раскулачиванием, бесчестием цареубийства (включая казнь подростка-инвалида), пытками священников и осквернением святых мощей, тремя волнами голода (1921-2, 1932-3, 1946-7 гг.), истреблением технической и художественной интеллигенции как потенциальных “вредителей” и “врагов народа". Поэт Гумилев, инженер Пальчинский, биолог Вавилов в живых остались бы историк Любавский, военный теоретик Свечин и многие другие. Всеобщее начальное образование было бы введено на 10 лет раньше, а план ГОЭЛРО, основанный на Царских планах, был бы осуществлен на 5 лет раньше советского графика.

Иными словами, с точки зрения развития народного хозяйства крайние революционные меры были совершенно исторически неоправданны.

Точно так же, как французская революция сорвала развитие страны и поставила ее в тупик с помощью террора и Наполеоновских войн, русская революция была кровавым упражнением в самопожертвовании.

Чудовищный механизм репрессий, сконструированный Сталиным, едва ли мог достичь тех же результатов, которых “загнивающий царизм” добивался сам по себе, не убивая миллионов.

Сравните и сопоставьте судьбу Транссиба и Мурманска, построенных при царизме без массовых жертв, и Сталинской заполярной магистрали, унесшей жизни тысяч зэков и окончательно заброшенной, пока ее не возродили при Путине.

Последний рубеж сталинизма удерживается следующим аргументом: ”Ну, если ваш Царь был таким хорошим, добрым и ответственным перед страной, его все равно заставили отречься от престола, а Сталин убивал всех, кто замышлял против него заговор и цеплялся за власть".

В самом деле, тут мало что можно возразить.

Товарищ Сталин умудрялся подозревать и убивать всех направо, налево и в центр. Так он и остался в истории подозрительным, жестоким и безжалостным деспотом, озабоченным прежде всего сохранением своей личной власти. Даже в своем знаменитом победном тосте “за великий русский народ" он не поблагодарил русских за победу в войне, а похвалил их за то, что они не свергли чудовищно некомпетентное правительство ради мира с Германией и вели добрую борьбу до самого конца.

Этот урок, однако, был усвоен русскими после того, как они увидели последствия свержения правительства в Первой мировой войне.

Николай II, рожденный с чувством своего права на власть и вытекающим из этого чувством ответственности, не был готов бороться за свою власть любой ценой. Он не был Макиавеллистским интриганом или палачом. За все время его правления было казнено меньше людей - даже если считать приговоры ускоренных военных трибуналов в разгар революционного террора 1905-06 годов – чем еженедельное число жертв сталинской машины смерти только в 1937-1938 годах.

Великий террор 1937 года, как и Неосталинский миф, не был чисткой развращенной Ленинской "старой гвардии". Это было истребление бывших дворян, офицеров, крестьян (”кулаков") и членов оппозиционных партий, а коммунисты были лишь второстепенной мишенью для этой волны.

Царь не выискивал измены в своем ближайшем окружении, не вел войны с прессой и либеральной интеллигенцией, которая постоянно его размазывала, не “мочил” ГучковаМилюкова и других своих врагов в “политической тусовке".

Император был совершенно нормальным человеком - хорошим человеком на личном уровне, компетентным в управлении, благочестивым в православной вере. Он был убежден, что если репрессии и полезны, то только в ограниченные периоды чрезвычайных ситуаций, в отличие от всего постоянного, и что русские заслуживают гораздо большего, чем быть управляемыми кровью и террором.

Вот в чем заключается настоящий секрет сегодняшней “моды” на личность Николая II.

Если Сталин - это образ железного кулака, толкающего наш народ по кровавому полю к сверхдержаве, сокрушающего кости врагов реальных и мнимых, то Николай II олицетворяет русскую мечту о нормальном, некатастрофическом историческом развитии, не прерываемом великими потрясениями и кровавыми банями.

В нем мы видим образ того, как могла бы развиваться Россия в XX веке, если бы ее не ввел в заблуждение сверкающий мираж революции, оказавшийся фальшивым золотом.

Взгляните на старые фотографии Николая II. Залезает на самолет Сикорского и говорит с его конструктором. Примеряет форму русского пехотинца. Играет со своим наследником на пляже. Прогулка по виноградникам Даниловки с горой Аю-Даг на заднем плане. Любовь, которую многие испытывают к этим фотографиям, - это выражение простой мечты, мечты о правителе, который не был бы палачом, тираном или параноиком - массовым убийцей, а просто хорошим человеком.

Мечта о России, достойной правителя с человеческим лицом.

Для того чтобы этот нормальный, не каннибалистический правитель руководил нормальным, некатастрофическим развитием России, не будучи уничтоженным своими врагами, народ и само общество должны быть проникнуты волей к нереволюционному, неэкстремальному курсу развития.

Именно этого не хватало Николаю II - ни решительности, ни жестокости.

На протяжении всего его правления так называемое ”общественное мнение" вело информационную и политическую войну на уничтожение против императора. Этот узкий, но влиятельный слой общества категорически отказывался от любого другого варианта развития страны, кроме революции. И в конечном итоге она заплатила свою лепту за то, что развязала: большая часть этого общества была сослана, казнена, отправлена в лагеря или иным образом задушена режимом, появление которого было совершенно неожиданным для этих “борцов за свободу".

Много лет назад правовая и нравственная структура европейских христианских обществ сформировалась под влиянием Евангельского повествования о суде и распятии Иисуса Христа. Основой европейской системы правосудия было предотвращение повторения его незаконного осуждения (хотя, возможно, скорее как идеал, чем реальность – например, см. Дело Жанны д'Арк).

Я считаю, что современная российская политическая психика обращается к следующему допущению: если у нас есть другой добросердечный, непонятый, не жестокий и не параноидальный правитель, мы должны любой ценой избежать его демонизации и свержения, а также всех последующих ужасов. Избегайте еще одного погружения в революцию и стройте контрреволюционные гарантии, основанные на благоразумии и самоограничении, а не на жестокости и убийстве. Пусть Россия как можно дольше нормально развивается, а не каннибализируется.

... Девушка стоит на пороге красивого дома с портретом Николая II. Она уже знает, что он был простым, красивым мужчиной, гуляющим по этим садам. Возможно, она также знает, что он святой, признанный таковым за свою мученическую смерть вместе с семьей. Она вырастет, думая, что власть над Россией принадлежит не “Богу на Земле” или “Великому диктатору”, а человеку, грешнику в некоторых вопросах, но святому в том, что действительно важно.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх