Театр абсурда

7 588 подписчиков

Свежие комментарии

Жириновский: Трамп из 72 млн своих сторонников может создать третью партию США

Жириновский: Трамп из 72 млн своих сторонников может создать третью партию США

Раскол американских элит ведет к краху их привычной двухпартийной системы, на которой пока держится это государство

На фото: действующий президент США Дональд Трамп
На фото: действующий президент США Дональд Трамп (Фото: ZumaTAСС)
Материал комментируют:

В США может появиться третья крупная политическая партия во главе с Дональдом Трампом и поддержкой около 30 миллионов избирателей. Так считает лидер ЛДПР Владимир Жириновский.

«Теперь может быть вариант третьей партии, (которая — „СП“) появится в Америке — Демократическая, Республиканская и его (Трампа — ред.) собственная. Или республиканцы его позовут, чтобы он оставался с ними выиграть 24-й год (выборы президента США в 2024 году — „СП“). Но когда говорят: „Давайте еще одну партию“. На базе чего ее делать? Вот здесь Трамп нанес удар по всем партиям, и за ним 72 миллиона (проголосовавших на последних президентских выборах — „СП“), пусть останется половина», — заявил Жириновский, которого цитирует РИА Новости.

По мнению главы ЛДПР, при поддержке 30 миллионов человек у Трампа может получиться «хорошая партия». При этом, по словам Жириновского, у действующего президента США есть амбиции и деньги, однако необходимо реализовывать механизм «выборной кампании и партийного расклада».

— Третья партия в США возможна и даже желательна. А также — четвёртая и пятая. Никаких формальных преград для появления подобных партий нет, никакой ЦИК США в регистрации новым структурам никогда не откажет, — отмечает кандидат политических наук, исполнительный директор Международной мониторинговой организации CIS-EMO Станислав Бышок.

— Собственно, в этой стране и так существуют Либертарианская партия, Зелёные, Конституционалисты. То есть вопрос не в появлении дополнительных политических сил, а в том, насколько они смогут составить реальную конкуренцию демократам и республиканцам, с их несопоставимо более серьёзными возможностями — финансовыми, медийными и, банально, людскими.

«СП»: — Нынешняя избирательная система Штатов заточена под сохранение двухпартийной системы. Она сформировалась после гражданской войны. При этом ее много лет ругают все, кому не лень, но никто не пытался изменить. Америке нужны великие потрясения, чтобы произошли хоть какие-то перемены?

— В некотором отношении, США — весьма консервативное государство. В частности, много критикуется представляющийся весьма архаичным институт коллегии выборщиков. Но критика критикой, а из серьёзных политиков никто особенно не выступает за отмену этого института. Потому что — традиция. А формальные традиции, особенно политические, в США принято чтить.

Собственно, даже выражая недовольство двухпартийной системой, в неё вполне комфортно могут встроиться самые разные политики — через ad hoc альянсы. В частности, независимый Берни Сандерс участвует в демократических праймериз и в целом обычно выступает вместе с демократами. С другой стороны, либертарианец Рэнд Пол в течение некоторого периода ассоциировался с республиканской партией, после чего опять ушёл в Либертарианскую.

Внутри двух больших партий существуют свои крылья — кто-то более радикален, кто-то менее. И на базе этих крыльев могут создаваться какие-то свои полунезависимые структуры. Здесь можно вспомнить «Партию чаепития» (The Tea Party), ассоциированную с республиканцами. Другое дело, что, если политик собирается как-то серьёзно продвинуться по аппаратной линии в рамках истеблишментарной партии, ему приходится идти на понятные компромиссы. Это, конечно, не проблема конкретной Америки, а суровая общечеловеческая история: в бюрократических структурах не любят реформаторов и «правдорубов».

«СП»: — Накануне выборов в Сенат от Джорджии, которые республиканцы проиграли, многие выражали опасение, что демократы теперь всерьез и надолго установят в стране фактически однопартийную систему и не пустят больше республиканцев в Белый дом. Насколько это реально?

— Это весьма характерная риторика для обеих партий в последнее время. Демократы, проигрывая, утверждают, что республиканцы хотят захватить власть, отменить либерализм и устроить правую диктатуру. Республиканцы, проигрывая, говорят о демократах ровно то же самое. С точки зрения симпатизантов соответствующей партии или идеологии, все эти страхи вполне реальны — отголоски доносятся и до России, порой используясь в медиа для демонстрации «скатывания Америки к авторитаризму» или чему-то в таком роде. Но есть и хорошая новость: к политической науке подобные прогнозы отношения не имеют.

«СП»: — Республиканцы предали Трампа, по-вашему? Почему?

— Люди — политические животные, а профессиональные политики — это животные с обострёнными политическими инстинктами. Несколько лет назад инстинкт аппаратчиков республиканской партии подсказывал им, что нужно сдержать Трампа и не дать ему победить на праймериз — уж очень он чужим был для истеблишмента. Когда Трамп стал президентом и даже весьма успешно правил, республиканская партия его поддерживала и даже, казалось, как-то тихой сапой стала «партией Трампа». Когда Трамп стал ассоциироваться с конспирологическими теориями относительно тотальной фальсификации президентских выборов 2020 года, а затем ещё и со штурмом Капитолия, значительное число республиканцев решило, что продолжать поддерживать Трампа — это значит самим стать «токсичными» при самых микроскопических шансах на победу. Предательство это или здравый смысл — вопрос не политологический, а моральный.

«СП»: — Семьдесят с лишним миллионов, голосовавших за Трампа, голосовали за него или за партию? Если представить себе, что Трамп уходит, много избирателей республиканцев он уведет с собой?

— Принципиальная политическая проблема Трампа — в отсутствии команды. Кого ещё, кроме дочери Иванки и зятя Джареда Кушнера, мы могли бы туда включить?

Миллионы американцев, поддерживающих Трампа, сами по себе командой стать не могут, здесь нужны профессионалы. Пока нет ощущения, что какая-то заметная часть аппарата республиканской партии готова пойти за Трампом. При всей своей яркости, очевидно, в качестве босса уходящий американский президент вряд ли является привлекательной фигурой для политического класса.

Сегодня говорить о возможном политическом будущем Трампа — что внутри республиканской партии, что вне её — несколько преждевременно. Пока не стихла политическая буря. Очевидно, республиканцам нужны какие-то новые и привлекательные для избирателя лица, которые могли бы, с одной стороны, быть по-трампистски настойчивыми, но, с другой — держаться в рамках демократического централизма и не переходить красные линии. Во всяком случае, публично вести себя так, чтобы не «забанили» в соцсетях.

«СП»: — Какой могла бы быть гипотетически идеология «партии Трампа»? Чем она отличалась бы от республиканской? Насколько такая идеология и партия вообще востребованы в современной Америке?

— Сложностью такой личной партии стало бы не отсутствие идеологии, которая может быть сформирована как «рейганский республиканизм», а центрированность на одном, уже не очень молодом человеке. Успешность, скажем, ЛДПР без Жириновского маловероятна. На сколько хватило бы «трампистской партии» без Трампа?

Пока представляется возможным существование трампистского крыла — возможно, даже называемого партией — под широким «зонтиком» большой республиканской партии. Это, с одной стороны, могло бы обеспечить движению достаточные аппаратные мощности, а, с другой, не распылило бы избирателей и не усилило бы оппонентов из демократического лагеря.

«СП»: — А Трампу это (своя партия) нужно, по-вашему? Он готов в это вкладываться? Он всерьез и до конца жизни решил остаться в политике или уйдет из нее?

— Есть мнение, что Трампу само участие сначала в республиканских праймериз, а затем и в предвыборной кампании 2016 года были нужны для того, чтобы дать импульс собственному бизнесу. Есть мнение, что он не ставил перед собой задачу сделаться президентом США. Но, когда Трамп, к своему удивлению, переиграл Хиллари Клинтон, которую тогда уже многие заранее поздравили с победой, он поменял свои планы и решил взяться за дело президентства всерьёз.

Эта история, как и в целом тяжёлый путь Трампа в бизнесе, показывает, что у него вряд ли есть какое-то глобальное планирование своей жизни и своих проектов — что получается, то он продолжает, что стопорится, то он может и бросить. Нет оснований считать, что Трамп настроен долго работать «в минус», особенно в относительно новой для себя политической сфере. Очевидно, он хотел бы остаться на плаву в этой сфере, но насколько долго продлится его дальнейшая политическая карьера, зависит не только и не столько от его планов, сколько от конъюнктуры…

— В США возможны сотни партий, но они — ничто без поддержки высшей политической бюрократии и крупного капитала, — уверен доцент кафедры философии, социологии и культурологии Уральского государственного педагогического университета Андрей Коряковцев.

— Поэтому вопрос о «третьей» партии в США — это вопрос о том, насколько глубок раскол в правящих классах, насколько они в ней заинтересованы. Вот действительное условие возникновения «третьей» партии в США. Раскол, конечно, существует, но до институализации его ещё далеко.

Более реалистичным мне представляется иной сценарий. Трампа и его сторонников постепенно элиминируют из политической жизни США, маргинализируют их. Но это будет маргинализация персон, но не экономического и внешнеполитического трампистского курса (протекционизм, девальвация доллара, изоляционизм, поощрение национальной промышленности и т. п.). Курс будет проводится демократами, ибо это веление времени. Но проводится будет медленно и непоследовательно…

https://svpressa.ru/politic/article/286647/?utm_source=polit...

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх