Театр абсурда

7 619 подписчиков

Свежие комментарии

  • Серж Южанин5 марта, 7:42
    А не пора ли "раскрыть все планы" по альтернативному варианту "Северного потока"?!Вот именно сейчас...
  • Сергей Полосов5 марта, 5:23
    А на соседней ветке пишут, что пробки в Москве (по утру) 61 км составляют...В России запустят...
  • Сергей Полосов5 марта, 5:22
    Бедная, нишчясная, НИЩАЯ Рашка! Вона, на соседней ветке, говорят, "пилотный проект" выявления нуждающихся семей запус...Длина заторов в у...

Поляки предпочитают Дзержинского

Поляки предпочитают Дзержинского

Символично то, что голосование москвичей по выбору претендента на памятник на Лубянской площади закончится 5 марта, то есть в годовщину смерти «красного царя» Сталина, который скорее всего бы поддержал обе кандидатуры — Дзержинского и Невского, пишет польский журналист Матчей Пежиньский. На портале Do Rzeczy он отмечает, что, к удивлению, с точки зрения Польши, фигура средневекового князя представляет собой большую опасность, нежели палача Дзержинского, который чуть ли не встал во главе коммунистической Польши в 1920 году.

Do Rzeczy: с точки зрения Польши, Дзержинский на Лубянской площади лучше «антизападного» Невского

Facebook

«Феликс Дзержинский или Александр Невский? Скоро москвичи определят, который из этих «героев» российской истории заслуживает памятника на площади перед штабом ФСБ. Как ни странно, с точки зрения Польши и Запада, архитектор советского террора вовсе не худший выбор, нежели древнерусский князь», — пишет на портале Do Rzeczy польский журналист Матчей Пежиньский. 

В статье он рассказывает, что Лубянка — это место, которое символически отражает преемственность российской, ранее советской, политической полиции. Бывшая штаб-квартира ВЧК, затем ОГПУ, НКВД, КГБ, а в настоящее время ФСБ. До 1991 года на площади напротив здания воздвигался памятник создателю первой из вышеперечисленных служб — архитектору красного террора.
 
 
За распадом Советского Союза естественным образом последовало осуждение культа Дзержинского. Памятник «красному Феликсу» пал вместе с коммунизмом, однако дух коммунистического террора и советского империализма не погиб, но сумел выждать период ельцинской, хоть и фасадной, либеральной прозападной демократии, чтобы впоследствии возродиться, пишет автор. 
 
Уже в декабре прошлого года организация «Офицеры России» обратилась в прокуратуру с просьбой восстановить памятник Дзержинскому на Лубянке. Авторы признали, что основатель ВЧК был «неоднозначной фигурой», но, по их мнению, сам памятник следовало возродить в качестве символа трагической эпохи, в дополнение к Соловецкому камню в память о жертвах советских репрессий, также расположенному на Лубянке, добавляет он. 
 
Пежиньский также обращает внимание на то, что имели место и другие предложения касательно нового «хозяина» Лубянской площади памяти — великого князя Московского Ивана III Васильевича, главы КГБ и генсека компартии СССР Юрия Андропова и князя Александра Невского, православного святого. Однако в ходе онлайн-голосования, которое проведёт Общественная палата города Москвы, будут только две кандидатуры на выбор — Дзержинский и Невский. 
 
«Личность Дзержинского в представлениях не нуждается, однако судьба самого памятника весьма интересна», — отмечает польский журналист. Монумент был воздвигнут на Лубянской площади в 1958 году, в эпоху хрущёвской оттепели. Дзержинский, будучи одним из «старых большевиков», был тогда окружён романтической аурой жестокого, но всё же «благородного» революционера. Хрущёв не мог и не хотел осуждать советскую систему, поэтому он решил осудить лишь сталинскую систему, опровергнув «культ личности». Ленин был хорошим, Сталин был плохим, поэтому именно Дзержинский стоял на площади перед штабом КГБ в качестве образца для чекистов. Именно «благородному» Феликсу Эдмундовичу, а не сталинским палачам Ежову и Берии, они должны были подражать. В 1991 году, после последней попытки спасти советский режим, он стал символом этого же режима и присущего ей репрессивного аппарата. 
 
Однако сегодня в России отношение к Дзержинскому весьма неоднозначное. Считается, что хорошо, что он был красным, плохо, что он убивал белых и коричневых, но главное, что своей железной рукой он навёл порядок в стране. Однако архитектор «красного террора», от рук которого пострадали миллионы россиян, это не то же самое, что Красная армия, в которой миллионы россиян одержали победу над фашизмом. «Следовательно, неофициально власти Москвы поддерживают выбор Александра Невского. Они, впрочем, также смогут повлиять на результат голосования...», — не исключает автор.
 
«К счастью, можем подумать мы. Ведь в конце концов, с польской и с западной точки зрения в целом, князь, правивший в далёкие средневековые времена, был лучше советского палача, который чуть ли не встал во главе коммунистической Польши в 1920 году. Только вот Александр Невский был и остаётся важной фигурой в исторической политике Кремля — и его образ, созданный в современной России, имеет явно антизападное измерение», — пишет польский журналист. Он отмечает, что именно Невский был первым российским правителем, защищавшим свою родину от экспансии Запада. «Потом были поляки, наполеоновская Франция, гитлеровская Германия, а сегодня...», —  рассуждает он. 
 
«Процесс голосования начнётся 25 февраля. Символично, что оно закончится 5 марта, в годовщину смерти Сталина. Вполне возможно, что «красный царь» поддержал бы обе кандидатуры», — резюмирует на портале Do Rzeczy польский журналист Матчей Пежиньский.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх