Театр абсурда

7 563 подписчика

Свежие комментарии

  • Елена Sun
    И наступит на земле "рай земной"... для выживших в пандемиях, майданах, войнах и гендерной революции!"Пу_Си" строят но...
  • Владимир Eвтеев
    Почему автор умолчал о голоде в Западной Европе - в Чехии, Польше, Румынии, Венгрии, Болгарии, охваченных засухой...Политический голо...
  • Горский Виктор
    Про 114 тыс. тыс. частных предпринимателей и мастерских, это тот же коммунистический трёп про 6 тыс. предприятий и дн...Капитализм и комм...

Демократия как технология порабощения

Демократия как технология порабощения

Демократия как технология порабощения

Среди неисчислимого множества слов мира есть одно, которое оказывает на миллионы землян завораживающее воздействие

От одного созвучия этого слова млеет слух, а сердце начинает торжественно трепыхаться, а ум, теряя ориентиры, впадает в тотальный экстаз. Это слово – демократия. Слышащие это волшебное слово обыватели с детских лет до преклонных годов воспитаны в традициях безоговорочного почитания демократии. Это для них всё, даже больше чем всё. Так и звучит на разных языках, переливаясь сочными и яркими красками, сочетание “real democracy”, “democracia real”, “la vrai démocratie”. И ничего лучше, успешнее и эффективнее её не было придумано просвещённым человечеством.

Однако на практике тот идол, перед которым массово преклоняются адепты западной политической культуры, является бесперебойно действующим инструментом подавления и порабощения человека. При этом человек, оказавшийся в её тисках, порабощается безвозвратно. Стоит задуматься, что из демократии к прежней свободе дороги нет. Ни одна страна, которая оказалась вскрыта отмычками демократических трансформаций, не вернулась в исходное положение. Вслед за пакетом искушений, на которые столь падки многие, приходит иноземная военная сила, которая утверждается на завоёванной земле и высасывает из неё все ресурсы, не оставляя даже на прокорм аборигенам.

В условиях демократии власть лишается тех универсальных характеристик, которые определяют её сакральный, неприкосновенный статус. Власть – это ответственность за миллионы жизней и судеб как в своей стране, так за её пределами. Испокон веков считалось, что такая власть дана Богом (в политеистической культуре — богами) по Его (их) благословению и согласию. И наделённый властью самодержец нёс на своих плечах тяжёлый крест государственной власти – от венчания на царство (принятия короны из рук папы или верховных жрецов в языческих культурах) до самой смерти. Быть царём земным значило следовать божественному промыслу. Это серьёзнейший нравственный вопрос, о котором рассуждали ещё древнерусские князья и митрополиты – начиная как минимум с XI века.

Любая власть монархического характера – от Бога и во имя Бога. Этот принцип был нерушим в течение долгого времени. Первыми его ниспровергли голландцы, утвердившие правление республиканского образца, впрочем, сохранив титул главного наместника – штатгальтера. Вторыми – и окончательно – его ниспровергли просветители, которые подготовили почву для французской революции, перечеркнувшей все сакральные концепты прежнего государственного устройства. Демонархизация Франции сопровождалась варварским богоборчеством и масштабным кровопролитием. И те, ранние революционеры, породили феномен культа личности Наполеона, который по сути стал первым удавшимся европейским опытом построения фашизма.

Демократия неизбежно ведёт к фашизму. Это прямая закономерность.

Русская государственная традиция опирается на другой путь. Российская империя тоже испытала крушение монархии – в первую очередь по причине безволия правителя и предательства его окружения, тщательно подготовленного заранее. Общество не могло жить «без царя в голове», поскольку концепт власти царя земного являлся одним из важнейших для русского народного сознания. После роковых событий февраля-марта 1917 года, когда дюжина самозванцев несколькими росчерками пера перечеркнула всю тысячелетнюю традицию сакральной власти, обратив в прах все достижения предшествующей эпохи, русский народ осиротел – по собственному его признанию. Отщепенцы-временщики ожесточённо делили власть под чутким присмотром западных эмиссаром, удобно устроившихся на посольских должностях. А народ искал себе опору и основу.

Проекты демократизации обездоленной России цвели пышным цветом к осени 1917 года. Была идея «савинковской» России, была провозглашена и «Русская республика», и чего только не было. Ожесточённо конкурировали между собой проекты тотального порабощения демонархизированного народа. Но народ этот в массе своей поверил большевикам, которые утвердили примат христианских ценностей – справедливое распределение ресурсов, свобода и мир. Да, Ленин вынужден был договариваться с теми , кто извне спланировал февральский переворот и захватил рычаги управления Россией. Иначе он бы не состоялся как государственный деятель. И впоследствии идея демократизации России, которую пытались воплотить через Керенского, Колчака и им подобных, с треском провалилась. Благодаря коммунистам.

Запад пошёл по другому пути. Его организм, поражённый вирусами реформаций, просвещений и всего прочего, был заранее – глубоко заранее – подготовлен к фашизму и нацизму. Подавление прав, свобод, потребностей и возможностей – визитная карточка западной демократии. Всё это приправлено комплексом неполноценности в результате масштабного поражения в мировой войне, материальной неустроенностью (для западного человека она фатальна) и нереализованными национал-имперскими чаяниями. Фашизм и нацизм просто не могли не зародиться на той демократизированной почве в 1920-е – 1930-е годы. Не может он не начать зарождаться на Западе и сейчас, только в другом формате.

Отсутствие содержания власти неизбежно проводит к заполнению её другими, отвратительными формами. И между тем традиционные (к счастью, недемократические) формы власти преобладают в нескольких крупных успешных государствах – Китай, Иран и даже в чём-то современная Россия, которая с трудом, но оправляется от тяжелейшего исторического потрясения 90-х годов.

Тогда ниспровержение советских основ больно ударило по миллионам людей. Народ снова осиротел. Советский строй в своё время спас Россию и вернул ей веру. Более того, он обеспечил ей преемственность эпохальных традиций, которые попытались прервать сначала февралисты, а потом ельцинисты. Сегодня Россия снова переживает мучительный поиск своего пути, а точнее – методы и механизмы возвращения на свой прежний исторический путь. И зная характер её людей, можно верить, что скоро она его обретёт.

Александр Филей, Латвия

https://news-front.info/2020/11/18/demokratiya-kak-tehnologi...

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх